0
Rambler's Top100
Иван Сусанин - новый каталог Интернет ресурсов
Яндекс цитирования
Каталог сайтов Всего.RU
Каталог Ресурсов Интернет


Новости

2004-08-12: Круглый стол
8 декабря 2004 г. Центр сравнительных политических исследований ИМЭПИ РАН провел круглый стол "Косово: проблемы определения статуса".
КРУГЛЫЙ СТОЛ "КОСОВО: ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ СТАТУСА"

Участники круглого стола - политологи, историки, дипломаты и журналисты из России, Сербии и Черногории, Албании, Боснии и Герцеговины - обсудили следующие вопросы:

1. Итоги пятилетнего управления Косово международным сообществом: достижения и поражения.

2. Косовская проблема в сербской политике и сербская в косовской. Типология национализма.

3. Варианты решения косовской проблемы:
  • Провозглашение независимости
  • Раздел
  • Сохранение статуса протектората международного сообщества.

4. Последствия определения статуса Косово для Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Македонии и Хорватии.

5. Независимость Косово: шаг на пути к созданию Великой Албании, к консолидации Сербии или к новой войне на пространстве распавшейся Югославии?

6. Станут ли решения по Косово прецедентом для других стран? Возможные международно-правовые последствия определения статуса Косово. Возможные последствия для постсоветского пространства.

7. Интересы и роль отдельных государств и международных организаций в различных вариантах определения статуса Косово. (Единое Косово; Раздел Косово; Отделение Косово; Сохранение status quo – Брюссель, Вашингтон, Лондон, Рим, Берлин, Париж).

8. Определение статуса Косово и интересы России. Цели и возможности – экономические, политические, военные. Возможно ли урегулирование в Косово и региональная стабильность без участия России?


В 2004 г. исполнилось пять лет международному военному вмешательству в Косово. На страницах мировой аналитической периодики, газет и журналов, в электронных СМИ прошлая и будущая судьба этой территории и проживающих на ней народов обсуждалась и обсуждается весьма активно. Это связано с тем, что в зависимости от того, как будет решаться косовская проблема, зависит и ситуация на пост-югославском пространстве, и на Балканах, да и в Европе в целом, т.е. европейская и международная безопасность. В зависимости от того, как будет определен статус Косово, будут решаться многие теоретические и практические вопросы международных отношений.

По мнению участников, возникновение этой проблемы обусловлено тем, что после войны 1999 г. НАТО против Югославии, Косово фактически выведено из-под суверенитета Сербии и Югославии. Статус этой территории во многом определяется положениями резолюции СБ ООН 1244. В настоящей ситуации неопределенность со статусом Косово больше продолжаться не может. Албанцы Косово и их политические лидеры настойчиво требуют определения статуса и выступают за предоставлением территории независимости. На данный момент, Косово фактический представляет собой независимое протогосударство, и они настаивают на том, чтобы независимость была оформлена юридически. Относительно предоставления или не-предоставления Косово независимости в мировом сообществе нет единой точки зрения. Россия официально выступает категорически против предоставления Косово независимости. В странах Западной Европы и США существуют разные позиции, но в целом "Запад" склонен к тому, чтобы признать Косово в качестве независимого государства. Особенно решительно в этом плане настроена государства Западной Европы; в этом же направлении, хотя и менее решительно, выстраивается политическая линия США.

Подводя итоги внешнего вмешательства в СРЮ в связи с кризисом в Косово и пятилетнего управления в крае международным сообществом, участники дискуссии отмечали как: достижения, так и поражения. В частности, отмечалось, что многого достичь не удалось, однако только негативно оценивать произошедшее за это время в Косово нельзя. Безусловно, военное вмешательство недопустимо, однако оно было вынуждено, поскольку в случае продолжения вооруженный конфликт между сербским государством и албанским национальным движением конфликт на территории Косово мог выйти за рамки провинции, за рамки СРЮ и приобрести все в меньшей степени контролируемый региональный масштаб. Внешней военное вмешательство на сомнительных правовых принципах, тем не менее, остановило войну внутри государства. Однако межэтнический конфликт погасить не удалось, он лишь приобрел иные формы и динамику. Не удается пока ни осуществить идею полиэтничного общества, ни создать подлинно демократическую систему власти, в рамках которых было бы обеспечено равноправие всех граждан, вне зависимости от национальной и конфессиональной принадлежности, ни создать сколько-нибудь эффективную экономическую систему. Связано это, не в последнюю очередь, с тем, что оба общества – сербское и албанское – по своей сути, своим традициям и стадии развития отличаются от стран Западной и Центральной Европы, не говоря уже о США. Поэтому часто предлагаемые и реализуемые мероприятия ведут к результатам, отличающимся, если не противоположным, ожидаемым. Разоружив сербскую сторону, международные силы отказались это сделать со стороной албанской. А это привело к тому, что ситуация не изменилась принципиально, а просто была перевернута на 180 градусов: преследование и вытеснение албанского населения по этническому признаку сменилось на преследование и вытеснение населения сербского в соответствии с прежним принципом: один этнос – одна территория – одно государство.

Пять лет миротворческого мандата показали также, что не миротворцы устанавливают порядок, а те, кого они примиряют. Не решены также такие важные проблемы как эффективность финансовых вложений, коррупция, общая криминализация политической системы и системы управления.

Большое внимание участников конференции привлекли возможные варианты решения косовской проблемы. Что понимать под решением – проведение границ и их соблюдение, или же смягчение межэтнической и социальной напряженности, как добиться желаемой всеми стабильности – вот принципиальные вопросы. Если говорить только о проведении пограничной линии, то существуют три варианта – провозглашение независимости, раздел края и сохранение статуса протектората международного сообщества. Что принесет осуществление каждого из вариантов? Чем, например, плоха независимость Косово? Принесет ли она стабильность в регионе? Или: возможно ли заставить два народа жить в одном государстве? Именно вокруг принципиального решения в пользу одного из вариантов и темпов и методов его осуществления и идет полемика между политиками, дипломатами и экспертами.

Официальная позиция Сербии заключается в том, что Косово является составной частью Сербии, и поэтому возможное провозглашение независимости Косово расценивается крайне негативно Но в Сербии есть различные подходы к разрешению косовской проблемы. Подавляющее большинство политических деятелей, политических партий, политической элиты и значительная часть населения считает, что Косово – это часть Сербии и никакого иного варианта быть не может. Эту точку зрения подтвердил во время своего приезда в Москву президент Сербии Б. Тадич. Ни сейчас, что ни в довольно близком будущем ни одно сербское правительство, ни одна политическая партия не рискнет согласиться с предоставлением Косово независимости, поскольку тут же потерпит существенное политическое поражение.

Но эта позиция не является неизменной. В долгосрочной перспективе такая позиция сербской политической элиты может измениться. Это объясняется тем, что всем достаточно реалистичным сербским политикам понятно, что возврат к ситуации до 1998 г. невозможен, а иметь или в составе независимой Сербии или составе содружества Сербии и Черногории де-факто независимое государство – пусть даже с формальной включенностью в некую общую надструктуру – для самой Сербии крайне невыгодно. Во-первых, потому что это источник постоянных и не решаемых экономических проблем (известно, что вся Югославия не смогла "вытянуть" Косово, хотя была гораздо более мощным экономическим государством, чем сегодняшняя Сербия). Во-вторых, это – источник небезопасных для Сербии и не решаемых демографических проблем – демографическая экспансия албанского населения; в третьих, это – вечный источник политических конфликтов, каковым Косово было и в составе королевской и титовской и милошевичевской Югославии. Таковым оно будет оставаться и впредь. Наконец, если перед белградскими политиками будет поставлена альтернатива (а фактически она уже поставлена) – либо вступление в ЕС без Косово, либо сохранение Косово, но без вступления в ЕС, то выбор будет достаточно очевиден.

Чтобы решение стало возможным, нужно искать компромисс между этими двумя крайними вариантами. Для этого необходимы прямые переговоры Белграда (точнее – прямой торг) Белграда с Приштиной, и нахождения между ними компромисса, каким может быть тот или иной раздел территории Косово, чтобы сербское население Косово осталось жить на каких-то территориях, которые будут для него выделены и, соответственно, присоединены к Сербии, а остальная часть получила бы независимость.

Однако у Сербии почти нет шансов повлиять на процесс принятия решений. Существует план правительства Сербии. В нем есть положения, которые вызывают дискуссию, но он, тем не менее, может послужить основой для урегулирования. К сожалению, отношение к этому плану международного сообщества в основном отрицательное. Вероятно, существовала возможность добиться более широкой поддержки плана Сербии, но время было упущено. Был разработан план УНМИК, который практически не предусматривает участи Сербии в урегулировании ситуации в Косово. Основные "актеры" косовской драмы негативно относятся к участию Белграда в решении проблемы Косово, за исключением консультативной – советники группы сербов из Косово будут участвовать в переговорах. Видимо, уже сформирована некая модель, предполагающая предоставление независимости. Предполагается, что выполнение стандартов приведет и к решению проблемы статуса.

Со своей стороны, косовские политики, косовская элита и подавляющее большинство албанского населения, имеет своим идеалом независимость Косово и будет требовать этого как можно скорее. Албанская сторона полагает, что после того, что произошло в конце 90-х гг., нельзя против воли заставить албанцев Косово против своего желания жить в составе Сербии. Статус Косово будет определять сам народ Косово при поддержке СБ ООН, независимо от того, к каким этническим группам он относится. (Проблема, однако, состоит в том, что этнический состав населения в данной ситуации предопределяет результат). Со своей стороны, Республика Албанское выступает за демократическое, европейское Косово, где будут гарантированы права всех его жителей, независимо от национальной и религиозной принадлежности, равно как и права национальных меньшинств. Правительство Албании считает, что возврат Косово в состав Сербии невозможен. Албанское правительство осуждает всякое насилие в Косово и придерживается мнения. Что организуемое экстремистами насилие, организуемое экстремистами, идет вразрез с интересами самого албанского народа Косово и Албании.

Сербское население Косово практически не участвовало в выборах – пришло меньше процента. Но, по мнению албанской стороны, неучастие сербов Косово в выборах ошибочно, потому что, таким образом оно отказывается выбрать своих представителей, которые защищали бы его права. Наряду с этим, не решена и проблемы безопасности в Косово.

Вероятность предоставления Косово независимости реальна. Но надо, чтобы дальнейший статус края определил сам народ, но только, естественно, на таких условиях, чтобы соблюдались права сербов, и чтобы это были демократические выборы под контролем европейских институтов с соблюдением стандартов, одинаковых для всех – и для албанцев и для сербов. И это даст возможность в недалеком будущем и Сербии, и Албании, и Косово, и всем остальным странам региона стать равноправными членами европейского демократического союза.

В то же время, сербы и косовские албанцы – это не только два конфликтующих друг с другом этноса. Сербы и албанцы Косово представляют собой два однотипных постсоциалистических общества, перед которыми стоит задачи ускоренной модернизации, совпавшая по времени с переходом от распределительной экономики к рыночной, и от авторитарного общества к демократическому. Смогут ли они преодолеть этот барьер? Но главным является проблема национального самоопределение, причем именно его территориальные аспекты. Это объясняется тем, что оба народа длительный исторический период проживали на одной территории, в результате чего между ними сложились конфликтные отношения. Кроме того, можно в известной мере сказать, что наблюдаемый нами конфликт – это "гражданская война". Она проходит в условиях, когда отсутствие или незрелость гражданского общества является одним из важных "конфликтогенных" факторов. И это делает конфликт чрезвычайно трудно разрешимым, поскольку это общество невозможно создать быстро и невозможно создать его извне. Но когда речь о методах и формах определения статуса Косово, надо думать не только о конфигурации границ, а о сути конфликта, о том, как его ели не решить, то смягчить, т.е. о сути конфликта. Во-вто рых, надо отдавать себе отчет в том. что нет ни некоей Сербии "вообще" или Албании "вообще". И сербы и албанцы Косово – разные. Это показывают и президентские, и парламентские, и местные выборы. Сербия Б. Тадича – это одно, а Сербия П. Николича – совсем другое. Косово Х. Тачи – это не Косово И. Руговы.

Говоря о возможных последствиях определения статуса Косово для Сербии, Черногории, Боснии и Герцеговины, Македонии и Хорватии, участники отметили, что ситуация, связанная с Косово и албанским вопросом, непосредственно влияет и на ситуацию в Черногории. Неурегулированность статуса Косово сдерживает демократические процессы в Сербии, соответственно и сдерживает развитие сербского общества. Она влияет самым непосредственным образом на ситуацию в Македонии и ставит под вопрос будущее македонского государства – ведь совершенно очевидно, что будущее македонского государства теснейшим образом увязывается с решением косовской проблемы. Вот здесь такой комплексный вопрос, комплексная ситуация, которая самими балканскими государствами, видимо, решиться не может.

Быстрое решение проблемы, к которому ведут международные акторы, от которых это зависит, нежелательно. Косово исключительно в составе Сербии и независимое Косово – это две крайние точки зрения. И оба эти варианта могут быть реализованы, по крайней сере, в обозримом будущем, только с крайней опасностью для ситуации в Косово, в Сербии, в Содружестве Сербии и Черногории, и для ситуации сопредельных государствах, в первую очередь – в Македонии и в Боснии и Герцеговины (далее Б и Г – авт.) . Дело в том, что если Косово получает независимость, то совершенно естественно и закономерно возникает вопрос: почему народы, населяющие Македонию или БиГ, не могут получить того же самого.

Влияние предоставления Косово независимости на ситуацию в Боснии и Герцеговине может быть негативным. То есть, может возникнуть вопрос о присоединении Республики Сербской к Сербии в качестве "компенсации". Аналитики в пост-югославских государствах полагают, что в этом случае тлеющий конфликт в БиГ, чей статус и внутренняя структура тоже до конца не определены, лен, может вмешаться и Хорватия.

Ситуация в крае и порожденные проблемы и Косово, Македония и Босния и Герцеговина взаимосвязаны. Это – последствие того, что происходило не только в 90-е гг., но и в 80-х гг. Происходит новое дальнейшее дробление и разделение на Балканах. Черногория уходит из Содружества – не так уж и важно, когда – завтра или послезавтра. В перспективе существует опасность отделения от Сербии Воеводины. Но в решении этих взамосвязанных проблем Сербия не принимает участия. С другой стороны, международные акторы могут попытаться в какой-то – федеративной, конфедеративной или какой-то иной – форме вновь восстановить государственно-политическое единство на Балканах, объединить народы в одно искусственное образование.

Безусловно, один из наиболее важных в перспективе вопросов, связанных с влиянием ситуации в Косово на международные отношения заключается в том, станут ли решения по Косово прецедентом для других стран, в частности, для постсоветского пространства. В идущих в Росси дискуссиях зачастую проводят прямые аналогии между ситуацией в Сербии и в России, ситуацией в Косово и ситуацией в Чечне. Однако это – абсолютно разные проблемы и нельзя здесь проводить какие-либо параллели. Сами причины возникновения конфликтов совершенно различны.

Но, поскольку в реальной политике прецедент играет очень большую роль, если завтра Косово получит независимость, то это будет иметь большие международные последствия. Что делать с Абхазией? Что делать с Нагорным Карабахом? А Тибет? А Кипр? А курды? Для подтверждения своих требований они сошлются на пример Косово. И это может привести к развалу всей системы международных отношений с трудно прогнозируемыми последствиями. Негативными эти последствия могут оказаться и для России, и этим обуславливается негативная позиция России, но отношению к независимости Косово. Независимо от того, как Сербия будет реагировать на ситуацию в Косово, в интересах России, конечно, этот процесс не будет поддерживать.

Говоря об интересах и роли отдельных государств и международных организаций в различных вариантах определения статуса Косово, участники отметили, что прежде всего, надо определить, что, определяет подход разных государств и международных организаций к косовской проблеме – принцип нерушимости границ и невмешательства во внутренние дела или принцип полиэтничности и соблюдения прав человека и прав национальных меньшинств? Надо определить соотношение внутреннего и внешнего фактора в генезисе косовского кризиса и возможном его разрешении. Конфликт порожден внутренними причинами. Внешне вмешательство – важный, на некоторых стадиях решающий (и не только в современной ситуации, но и в XIX и в ХХ вв.), но все же фактор, но в первооснове лежат внутренние по отношению к народам распавшейся Югославии, их обществам и государствам. При выдвижении различных вариантов урегулирования надо думать о сути – о смягчении и прекращении конфликта в принципе, а не о том, какая конфигурация границ какой державе в данный момент выгодна. Этот подход – хотя его могут назвать "идеализмом" – в конечном счете будет выгоден всем.

Западные политики с 1999 г. последовательно вели дело именно к независимости Косово и не делали ничего, что могло бы помешать движению в этом направлении. Дальше создается какое-то международно-правовое решение, хотя оно не решит проблему в принципе. Косово будет "головной болью" для ЕС, но перестанет быть "головной болью" для Белграда.

Все страны – Сербия, Босния-Герцеговина и Албания через 10-15 лет будут членами Европейского Союза и членами НАТО – это абсолютно ясно и проблемы Балкан будут решаться уже в новых рамках и условиях. Но возникает вопрос: смогут ли ЕС и НАТО справиться с этническими проблемами, хотя в нынешней ситуации они объективно являются практически единственными факторами, которые могут удержать пост-югославское пространство от нового обострения конфликта?

Есть точка зрения, что в дальнейшем эти вопросы в рамках обшей Европы потеряют свою значимость, проблема границ снимется и все это растворится в общедемократическом потоке. Смысл довольно распространенной позиции состоит в том, что ситуация очень напряженная, в первую очередь, на западных Балканах, и единственный выход из создавшегося положения – форсированное включение всех балканских стран в ЕС и НАТО. Признается, что пост-югославские государства экономически и политически далеко не во всем отвечают критериям, но ждать 10-15 лет пока они будут этим критериям соответствовать, времени нет. Иначе это будет взрыв, и поэтому их надо срочно принимать. В ЕС окончательного решения по этому поводу не принято, но движение пойдет именно в направлении, ускоренного включения балканских стран.

Исходя из оценки балканских государств как европейских, "Запад" предлагает такую концепцию решению этой проблемы, в рамках которой проблема статуса Косова внешне теряет свою актуальность. Будет независимое Косово. Но если все государства региона будут состоять в НАТО и ЕС, это не будет иметь значение. Но решит ли само включение в ЕС и НАТО основные межбалканские противоречия? Может ли Запад в этих условиях контролировать эти процессы и управлять ими так, как он хочет? В идеале этот план логичен – все вступили в НАТО и ЕС: значит, там демократия, повышение жизненного уровня, стабильность. Россия могла бы только приветствовать такое развитие событий, но есть большие сомнения относительно того, что именно так все произойдет, если даже все балканские страны в ближайшее время будут включены в ЕС. В том, что пост-югославские государства включат в НАТО и ЕС, сомнений нет, но приведет ли это автоматически к решению всех проблем? Но это может привести к тому, что в конечном счете ситуация на Балканах еще больше запутается.

С большой заинтересованностью прошло и обсуждение позиции России в связи с проблемой определения статуса Косово, а также и более общих принципов политики России на Балканах. Каковы цели и возможности – экономические, политические, военные. Возможно ли урегулирование в Косово и региональная стабильность без участия России?

Россия сегодня единственная страна, которая принципиально не поддерживает независимость и раздел Косово и выступает за сохранение существующих границ. Но вопрос состоит в том, что она реально может сделать. Россия занимает нынешнюю позицию принципиально: независимость Косово неприемлема. Россия помогает Сербии в Контактной группе, в двусторонних отношениях со своими западными партнерами. Но Россия не может и не будет портить свои отношения с западными партнерами вокруг нерешенных вопросов на Балканах, полагают в Белграде. Ныне вопрос о судьбе Косово и вопрос о Балканах вообще не решается ни в Белграде, ни в Москве – это факт.

Была высказана точка зрения, что надо меньше думать о границах, а вспомнить М. Булгакова: "сами придут и попросят". Дело в том, что в России настолько привлекательный рынок, она настолько привлекательная страна, и для сербов и для албанцев и для всех, что бизнес со всеми прекрасно ладит, и те и другие к нам приходят, покупают, и будут покупать российские товары. Что касается поставок энергоносителей, и импорта тех товаров, которые на Западе дороги – это сотрудничество будет нарастать – поэтому вмешиваться в эти процессы не надо. Балканские государства и народы сами договорятся под эгидой Европы, при помощи Америки, НАТО. Все они будут в Европе, а мы будем сотрудничать с Европой, как Россия делает и сейчас.

Немаловажным также является вопрос, который уже затрагивался в связи отношениями сербов и албанцев в Косово: о какой Сербии и какой, какая Росси идет речь? Каким видят будущее своих стран те или иные партии, группировки и т.д.? Второй вопрос: что принесет России то или иное решение или, наоборот, в чем – нанесет ущерб? А это так и остается неясным. Приходится часто наблюдать упрощенный, "черно-белый" подход – таки-то страны и народы – "наши", хорошие", а другие – "не наши", "плохие". На основании таких методов, опирающихся не научную оценку, а на мифы, предрассудки и поверхностные аналогии, реалистическую внешнюю политику выстроить невозможно. Если идти этим путем, то Россия никогда ни одной проблемы не решит, и ничего, кроме поражений, Россию в этом случае не ждет. Наш главный интерес на Балканах – мир и стабильность. "Дележом" региона на сферы влияния, возрождением противостояния времен "холодной войны этого не добиться. Дело и в том. что изменились не только сущность и структура российских интересов. Изменилась и суть политики балканских государств. Они не могут и не хотят больше быть ни "мостом" между "Востоком и Западом", ни ареной борьбы между ними. Именно в этом направлении изменились внешнеполитические доктрины практически всех пост-югославских государств: "титоизм" изжил себя. Равно как дилемма "либо Россия, либо Запад" является абсолютно нереалистичной. Тем более, что ответ на этот вопрос, как отмечалось ранее, уже получен. Поэтому Россия не должна тешить себя иллюзиями и пытаться использовать ситуацию на Балканах, на пост-югослав ском пространстве для внутриполитических спекуляций, которые не могут способствовать разрешению ситуации в регионе, но могут привести к очень негативным и опасным последствиям для самой России – государства многонационального и поликонфессионального.

Россия действует очень активно в рамках ведущегося диалога со странами Запада по вопросам определения судьбы Косово. Российские представители работают в Контактной группе, и в Совете Безопасности. С другой стороны, у России очень активно развиваются отношения с отдельными балканскими странами. Например, с Содружеством Сербии и Черногорию в 2004 г. очень активный был политический диалог; в Москве побывали премьер-министр Сербии В. Коштуница, президент Сербии Б. Тадич, премьер-министар Черногории М. Джуканович, министр иностранных дел СиЧ В. Драшкович. У сторон очень высокая степень взаимопонимания. Дело не ограничивается только политическими контактами. Достигнуты и практические договоренности, в частности с Сербией и Черногорией есть уже конкретные договоренности, чтобы в практической экономической сфере наработать новые совместные проекты в области энергетики.

Что касается Косово и резолюции СБ ООН 1244, позиция руководства страны предельно ясна и никогда не менялась: Россия выступает за полное выполнение резолюции 1244, за выполнение концепции "Стандарты прежде статуса" – т.е. прежде чем приступить к рассмотрению вопроса о статусе Косова, необходимо выполнить стандарты, которые утверждены были международным сообществом – безопасность всего населения края, чего сейчас нет, возвращение беженцев в край (чего не происходит), а вместе с тем Запад и другие представители международного сообщества настаивают на том, чтобы уже в середине будущего года, несмотря на недостаточную степень реализации этих стандартов, перейти к обсуждению вопроса о статусе Косова. Россия с этим не соглашаемся, и ведет активную работу со своими партнерами в Контактной группе в частности.

С другой стороны, есть планы принятия решения о независимости Косово ЕС и НАТО, а не СБ ООН, поскольку там Россия (поддерживающая, как и Китай, нынешнюю официальную позицию Белграда), обладает правом вето. Если это произойдет, то это вряд ли будет способствовать развитию дружественных отношений России с Западом. Косово будет еще одним камнем преткновения. Но произойдет это в том случае, если не произойдет отмеченных выше возможных изменений в позиции Сербии.

В данный момент позиция России состоит в том, что есть процессы, которые резолюцией 1244 не регулируются. Резолюция 1244 – это только внешняя форма, в рамках которой идут неподвластные никому процессы. Поэтому Россия считает, что решать эту проблему, что нельзя ее решение затягивать, но в то же время у нас у самих нет ясного представления о формах и методах ее решения. У нас нет оптимального варианта решения косовской проблемы.

Считать, что у России нет своих интересов на Балканах – неверно. Конечно, у России сейчас нет тех интересов, какие были у бывшего Советского Союза. Изменилась структура этих интересов, стал другим и объем возможностей. Есть и проблемы. Во-первых, экономические. Доля взаимного товарооборота с балканскими странами составляет около 5% процентов в общем российском объеме товарооборота – в общем мизерная. Да и то – это 5% (если считать вместе) с Турцией. Мы чем торгуем? Поставляем нефть и газ, мазут, и это почти все. Но это, видимо, отражает состояние нашей экономики, наши экспортные возможности. Очевидная диспропорция. Т.е. экономические интересы с одной стороны есть, а с другой стороны они достаточно узкие и размытые. Российский капитал на пост-югославские государства идет неохотно, а если идет, то часто безрезультатно и для себя, и для партнеров. Получается парадоксальная картина – интересы есть, и не только декларативные, но когда начинаешь составлять конкретные планы сотрудничества, то выясняется, что картина достаточно бедная и серая. Конечно, Россия не уйдет из Балкан, она не может оттуда уйти, даже если захочет это сделать, но очевидно и ясно, что в общем раскладе интересов России Балканы сейчас стоят не на первом месте. И возможности России воздействовать на весь ход политических процессов там достаточно ограничен. Ясно, что на сегодняшний день – это было ясно еще в 1999 г., когда война началась, и как бы мы не хотели иного,– основные вопросы решаются в Брюсселе и Вашингтоне.

Да, российскую позицию учитывают в контактной группе, там говорится все правильно. Но надо реалистично смотреть на наши возможности. Поэтому нынешняя сдержанная позиция России на Балканах оправдана. У нас нет реальных рычагов воздействия, и нет реальных сил, с помощью которых Россия могла бы осуществлять свои интересы, продвигать свои интересы. Уйти Россия с Балкан, с пост-югославского пространства, не может, но и бросить все и заниматься только своими делами, не может тоже. Надо искать приемлемый баланс. Таков был общий итог конференции


С.А. Романенко, ведущий научный сотрудник ИМЭПИ РАН
К.Г. Челлини, научный сотрудник ИМЭПИ РАН


Участники круглого стола:

Шмелев Б. А. – заведующий Центром сравнительных политических исследований ИМЭПИ РАН

Романенко С.А. – ведущий научный сотрудник ИМЭПИ РАН

Степанов А.Ф. – старший научный сотрудник ИМЭПИ РАН

Кандель П.Е. – заведующий сектором Института Европы РАН

Ераси А. – поверенный в делах Республики Албании в РФ

Курьяк Е. – советник-посланник посольства Сербии и Черногории в РФ

Федоров А.А. – представитель МИД РФ

Кулешов С.Г. – заместитель главного редактора журнала "Власть"

Боич З. – корреспондент агентства "Бета"

Влахович Б. – корреспондент газет "Риечки нови лист" и "Новости"

Васильевский – представитель посольства Республики Македонии






Журнал Мир перемен

Журнал "Мир перемен"

  • New Вышел из печати свежий выпуск журнала "Мир перемен", 2018, N 1.



  • АКТУАЛЬНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ И ИНТЕРВЬЮ

  • 2018-18-04
    New



    Российско-китайское сотрудничество в международной интеграции в рамках инициативы "Один пояс – один путь" - младший научный сотрудник, ученый секретарь Центра российской стратегии в Азии ИЭ РАН В.О.Горбачева приняла участие в качестве модератора в работе российско-китайского семинара «Российско-китайское сотрудничество в международной интеграции в рамках инициативы "Один пояс – один путь"», организованного Национальным комитетом по исследованию БРИКС при содействии фонда "Русский мир" (17 апреля 2018 г.)
  • 2018-11-04
    New



    Межкорейская оттепель – пролог к денуклеаризации на Корейском полуострове? - руководитель Центра российской стратегии в Азии, профессор Г.Д.Толорая принял участие в мультимедийном круглом столе «Межкорейская оттепель – пролог к денуклеаризации на Корейском полуострове?», организованном МИА «Россия сегодня» (11 апреля 2018 г.)
  • 2018-31-03
    New О дальнейшем укреплении всеобъемлющего стратегического партнерства России и Вьетнама - комментарий научного сотрудника Центра российской стратегии в Азии Нгуен Куок Хунга для Информационного агентства Sputnik по итогам телефонного разговора президента России Владимира Путина с президентом Вьетнама Чан Дай Куангом, в ходе которого был обсужден график контактов и взаимодействие ЕАЭС и Вьетнама.

    В интервью отмечена важность соглашения о зоне свободной торговли (ЗСТ) между Вьетнамом и ЕАЭС, приведены основные результаты взаимной торговли между нашими государствами в 2017 г., а также обозначены основные барьеры, которые необходимо преодолеть России и Вьетнаму для улучшения торгово-экономических отношений (30 марта 2018 г.)


  • 2018-28-03
    New Корейская многоходовка - экспертное мнение руководителя Центра российской стратегии в Азии, профессора Г.Д.Толорая (Международный дискуссионный клуб «Валдай», 28 марта 2018 г.)
  • 2018-07-03
    New Переговоры между Северной и Южной Кореей: потепление с заморозкой? - экспертное мнение руководителя Центра российской стратегии в Азии, профессора Г.Д.Толорая (Международный дискуссионный клуб «Валдай», 7 марта 2018 г.)
  • 2018-05-03
    New Что ждет Корейский полуостров после Олимпиады? - экспертное мнение руководителя Центра российской стратегии в Азии, профессора Г.Д.Толорая (Российский совет по международным делам (РСМД), 2 марта 2018 г.)
  • 2018-02-15
    New ВСМ: риски необходимо поделить - интервью руководителя Центра постсоветских исследований, профессора Л.Б.Вардомского о проекте высокоскоростной магистрали «Евразия» журналу «РЖД-Партнер» (12 февраля 2018 г.)
    СОБЫТИЯ

    ПОЗДРАВЛЯЕМ!


    19 февраля 2018 г. шеф-редактор международного научно-общественного журнала «Мир перемен», ведущий научный сотрудник ИЭ РАН Аркадий Васильевич АЛЕКСЕЕВ за многолетний плодотворный труд в научных и международных средствах массовой информации, высокий профессионализм и в связи с 70-летием со дня рождения награжден Почетным знаком Союза журналистов России «За заслуги перед профессиональным сообществом».

    Коллектив Института экономики РАН сердечно поздравляет Аркадия Васильевича с заслуженной высокой наградой и желает ему новых профессиональных и творческих достижений!


    Экономическая политика и практика КНДР







    20 февраля 2018 г. Центр российской стратегии в Азии Института экономики РАН с участием МИД России провел круглый стол на тему «Экономическая политика и практика КНДР: опыт негласного реформирования и возможности двустороннего сотрудничества».

    Подробнее...



    Постсоциалистический мир: итоги трансформации







    Опубликован второй том коллективной монографии «Постсоциалистический мир: итоги трансформации», посвященный общественно-экономической трансформации в постсоветских государствах.

    Подробнее...


    Экономическое развитие и безопасность в Южно-Китайском море. Зона свободной торговли ЕАЭС-Вьетнам

    Руководитель научного направления «Международные экономические и политические исследования» ИЭ РАН, профессор, заслуженный деятель науки РФ С.П. Глинкина, научный сотрудник Центра российской стратегии в Азии ИЭ РАН Нгуен Куок Хунг и младший научный сотрудник Центра российской стратегии в Азии ИЭ РАН А.А. Яковлев приняли участие в работе международной конференции, посвященной экономическому развитию и безопасности в Южно-Китайском море (27-28 ноября 2017 г., Вьетнам, г. Хошимин), а также круглом столе «Зона свободной торговли ЕАЭС-Вьетнам», организованном Институтом Европы Вьетнамской академии общественных наук (1 декабря 2017 г., Вьетнам, г. Ханой), и выступили с докладами:

    Глинкина С.П. Первые результаты функционирования Зоны свободной торговли ЕАЭС-Вьетнам;

    Яковлев А.А. Перспективы развития Зоны свободной торговли ЕАЭС-Вьетнам


    Заглянуть в будущее: Россия и Азия до 2037 года



    27-28 ноября 2017 г. руководитель Центра российской стратегии в Азии ИЭ РАН, профессор Г.Д.Толорая принял участие в работе Восьмой ежегодной Азиатской региональной конференции международного дискуссионного клуба «Валдай» (Южная Корея, г. Сеул).

    Программа ...
    Подробнее ...

    Перебалансировка экономики Китая и возобновление роста в Индии: в какую сторону качнется маятник для России?

    16 ноября 2017 г. руководитель Центра российской стратегии в Азии ИЭ РАН, профессор Г.Д.Толорая принял участие в обсуждении доклада Всемирного банка на дискуссионной площадке Международного клуба «Валдай». В докладе дана оценка потенциальных макроэкономических эффектов будущих изменений экономических структур Китая и Индии и их влияния на экономику России.

    Подробнее ...


    География стран Евразийского экономического союза: от вызовов к возможностям

    9 ноября 2017 г. руководитель Центра постсоветских исследований ИЭ РАН, профессор Л.Б.Вардомский принял участие в презентации и обсуждении доклада главного экономиста Евразийского банка развития Я.Лисоволика и старшего научного сотрудника ГАУГН В.Сутырина на дискуссионной площадке клуба «Валдай».

    Подробнее ...


    Америка запускает новую гонку вооружений

    7 ноября 2017 г. руководитель Центра российской стратегии в Азии, профессор Г.Д.Толорая принял участие в передаче «60 минут» на телеканале «Россия».

    Видеозапись ...


    Постсоциалистический мир: итоги трансформации







    25 октября 2017 г. в Институте экономики РАН состоялась презентация первого тома коллективной монографии «Постсоциалистический мир: итоги трансформации», посвященного общественно-экономической трансформации в Центрально-Восточной Европе.

    Презентация ... (.PPT)

    Подробнее...


    Международный симпозиум «Внешнеэкономическая политика России: развитие современных форматов межгосударственного взаимодействия»






    20 октября 2017 г. главный научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИЭ РАН профессор Б.А.Хейфец и зав. сектором двусторонних отношений России и стран-соседей А.Г.Пылин приняли участие и выступили с докладами на международном симпозиуме «Внешнеэкономическая политика России: развитие современных форматов межгосударственного взаимодействия» в Финансовом университете при Правительстве РФ.

    Подробнее ...


    Реализация долгосрочных целей БРИКС















    Под эгидой Аналитического совета государств-участников БРИКС опубликован сборник статей по итогам работы международного проекта «Реализация долгосрочных целей БРИКС: дорожные карты и оптимальные пути» (Realising the BRICS long-term goals: Road-maps and pathways).

    В числе авторов - руководитель Центра российской стратегии в Азии ИЭ РАН, профессор Г.Д.Толорая и младший научный сотрудник Центра российской стратегии в Азии В.О.Горбачева.

    Текст сборника ...


    9-й Академический форум БРИКС





    10-12 июня 2017 г. на площадке Международного выставочного конгресс-центра Фучжоу (Китай) состоялся 9-й Академический форум БРИКС. В работе Форума приняли участие представители ИЭ РАН - руководитель научного направления «Международные экономические и политические исследования», профессор С.П.Глинкина, руководитель Центра российской стратегии в Азии, профессор Г.Д.Толорая и младший научный сотрудник Центра российской стратегии в Азии В.О.Горбачева.

    Профессор Г.Д.Толорая выступил модератором секции по проблематике углубления сотрудничества в рамках БРИКС; профессор С.П.Глинкина представила доклад на тему «Сотрудничество России и БРИКС в условиях антироссийских санкций Запада».

    Подробнее...


    Казахстанско-российский экспертный форум





    19-20 мая 2017 г. руководитель Центра российской стратегии в Азии, профессор Г.Д.Толорая принял участие в обсуждении проблем евразийской интеграции и взаимодействия в треугольнике «Казахстан – Россия – Китай» в рамках Казахстанско-российского экспертного форума, организованного Фондом развития и поддержки клуба «Валдай».

    Подробнее...

    Программа...


    Политическая и экономическая модернизация Казахстана: взгляд в будущее





    22 февраля 2017 г. в Посольстве Республики Казахстан в Российской Федерации состоялся круглый стол «Политическая и экономическая модернизация Казахстана: взгляд в будущее». В круглом столе приняли участие заведующий Сектором двусторонних отношений России и стран-соседей ИЭ РАН, к.э.н. А.Г.Пылин и ведущий научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИЭ РАН д.э.н. А.А.Мигранян.

    Подробнее...


    Новая норма: многосторонние подходы и многополярность

    17-19 января 2017 г. руководитель Центра российской стратегии в Азии ИЭ РАН, профессор Г.Д.Толорая принял участие в многостороннем Международном форуме «Новая норма: многосторонние подходы и многополярность» (Индия, Нью-Дели)

    Подробнее...


    Евроатлантическая проблематика больше не в центре внимания клуба «Валдай»

    Экспертное мнение руководителя Центра российской стратегии в Азии ИЭ РАН, профессора Г.Д.Толорая (клуб "Валдай", 16 января 2017 г.)

    Видеозапись...


    Российский взгляд на эволюцию БРИКС

    В начале января 2017 г. руководитель Центра российской стратегии в Азии ИЭ РАН, профессор Г.Д.Толорая выступил с публичной лекцией на тему «Российский взгляд на эволюцию БРИКС» на международном семинаре по БРИКС, организованном Итальянским обществом международных организаций и Лабораторией БРИКС (Италия, Рим)

    Подробнее...